Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
20:11 

lock Доступ к записи ограничен

падрэ Алькадес
Буэнос диас, голодранцы, я пришел надавать вам по соплям кредитными билетами.
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

22:18 

Lazar N. Cane
Мой способ шутить – говорить правду. Нет на свете ничего смешнее. ©Б.Шоу
Продолжаю пополнение коллекции изображений прекрасных женщин в масках, вуалях и с полускрытыми лицами. Не перестаю любоваться и наслаждаться, встречая очередной экземпляр изобразительного искусства в виде фотографии или удачного рисунка. Искренняя благодарность тем, кто помогает мне находить эту красоту.

Начало было здесь: 1, 2, 3, 4, 5















©

@темы: Art, Фетишизм

12:03 

lock Доступ к записи ограничен

кот-в-небесах
гадское котейко
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

13:50 

мелкая сказка

Coeur-de-Lion & Mastermind
Однажды ученик одного мудрого старца пришел в пещеру к учителю и спросил:
- Почему так привлекательно зло?
- Потому, что мы видим в нем хорошие стороны, - сказал мудрец.
- Но почему мы их там видим?
Мудрец жестом вызвал в пещере волшебное видение.
- Посмотри, - сказал он. - Ты видишь воина тьмы, и воина света. Кто из них кажется тебе привлекательнее?
Ученик молчал в сомнении, но наконец ответил честно:
- Воин тьмы, учитель. Его воля тверда как алмаз, его душа подобна отполированному черному камню. В нем мощь и сила, и власть, и великолепие драгоценностей, что он отнял и завоевал у мира, чтобы украсить чело свое. Он страшен и прекрасен как стихия.
- А что ты скажешь о воине света?
- Он простоват и похож на обычного человека. В нем нет той мощи, завораживающего огня и ярости. Я даже не знаю, так ли он хорош.
- Ты просто не видишь его целиком, а видишь только часть, - сказал старец, и снова повел рукой. Воина света словно окутала золотистая дымка, сияние засверкало как алмазные доспехи, золотые лучи и нити протянулись в бесконечность, в золотых облаках вставали сказочные города, возникали прекрасные лица, появлялись причудливые создания, закружились Солнце и звезды.
- Что это? - спросил ошеломленный ученик.
- Это узы сердца, - сказал мудрец. - Он никогда не бывает весь здесь и сейчас, часть его сердца остается всегда с тем, что он любит, а то, что он любит, всегда остается с ним.
- Но ведь это весь мир, - сказал ученик.
- Именно поэтому мы не способны сразу охватить все взглядом, - кивнул учитель. - А посмотри на воина тьмы.
- Он все такой же, - сказал ученик, - только кажется теперь маленьким, как блестящий жук.
- Это потому, что все, что он любит, скрыто только внутри него. А это очень мало. Скажи мне теперь, кто из них нравится тебе больше?

00:43 

Виноградный вкус

olgapyat
В этом году видимо был хороший урожай винограда.
Прилавки харьковских базаров ломились от тугих разноцветных гроздей с солнечными
ягодами. Я торопилась домой, неся в сумке несколько гроздей разных сортов винограда, торопилась, чтобы скорее смыть с них пыль и насладится неповторимым вкусом.
Я всегда любила виноград. С детства.

Но с некоторых пор вкус прохладных и тугих ягод напоминает мне ...

@настроение: не работается..

@темы: отлично, на суд

09:21 

О Часах

Бранд
Coeur-de-Lion & Mastermind
Ну, поскольку это уже точно никому не нужно, пусть статья здесь повисит, так, повеселиться:

"- Вылет завтра, в ...дцать часов.

- Ты слышал? Они вылетают завтра на рассвете!"

Из м/ф "Следствие ведут колобки".


Что наша жизнь? - Часы.

Краткая история (пролог)
В начале было - Солнце! Так решили когда-то солнцепоклонники-вавилоняне и однажды создали солнечные часы - самые древние в мире. И часы отбросили свою колеблющуюся и изменяющуюся тень через тысячелетия. Они менялись вместе с нами, меняли свои обличья и изменяли нас. Сперва они только загадочно и многозначительно молчали, отбрасывая тень важно указующим перстом гномона, напрочь теряя даже такую склонность к общению ночью и в пасмурную погоду, но со временем они становились все разговорчивее.
На самом ли деле вавилоняне хотели создать часы как измерительный прибор времени, или им всего лишь нужно было отмечать положение солнца на небосклоне для составления гороскопов и для каких-то других столь же жизненно-важных целей, например, для проведения ритуалов? Скорее всего, так оно и было - зачем размениваться на пустяки? Разве не достаточно для обычной жизни простой смены дня и ночи и обычных теней и прочих примет. Но, как всегда, все, создающееся с благими и возвышенными намерениями, было воспринято и низведено бытом до использования сугубо прозаического, практического, повсеместного и удобного.
Вода - это жизнь, - полагали египтяне, и придумали счет времени с помощью водяных часов - они капали одинаково хорошо днем и ночью, так же, как движется жизнь. Огонь - друг, и даже отец человека, - считали древние китайцы, и изобрели часы лампадные - особые светильники, догорающие более-менее в предполагаемый срок. В тоске по суше, терзавшей их во время морских путешествий, моряки взяли на вооружение часы песочные, любовно названные склянками, и использовавшиеся практически во все время существования парусного флота.
читать дальше

22:18 

Lazar N. Cane
Мой способ шутить – говорить правду. Нет на свете ничего смешнее. ©Б.Шоу
Кто-то прячется с головой в непробиваемый панцирь, чтобы никто не смог пробиться сквозь него; чтобы не чувствовать боли.
Кто-то отращивает острые шипы, чтобы никто не смог подойти слишком близко; чтобы не чувствовать боли.
Кто-то превращает себя в сгусток тумана, чтобы никто не мог коснуться и находил рукой лишь пустоту; чтобы не чувствовать боли.
Кто-то надевает маску, чтобы никто не мог разлядеть настоящего лица и узнать; чтобы не чувствовать боли.

Мне нравится, что моя кожа мягкая, гладкая и даже относительно тёплая, какими никогда не смогут стать панцирь, шипы и туман, какой не может быть ни одна маска. Тот, кто прячется от возможной боли, невольно закрывается и от иного. Волков бояться - в лес не ходить. А мне нравится дышать хвоей, она не похожа на выхлопные газы.

Лучше идти по жизни в исподнем.
Так интереснее.

..."но зато какие ощущенья"...©

@темы: Moi, Внутри

22:26 

RPG. Женщина моей жизни, или Как я тут оказался.

Lazar N. Cane
Мой способ шутить – говорить правду. Нет на свете ничего смешнее. ©Б.Шоу
[Просто история одного персонажа для не сложившейся, увы, игры]

Когда она решила, что умрёт в день своего сорокалетия, сразу стало намного легче жить. До сих пор её нещадно терзали мысли о том, что однажды она состарится, превратится из молодой красивой женщины в немощное сморщенное тело, способное лишь на поглощение пищи, испражнение жидкостей и вялое шевеление конечностями. Теперь же выходило так, что умрёт она задолго до того, как утратит возможность выглядеть более-менее достойно и сама за собой ухаживать. Сперва она думала ограничиться тридцатью годами, но, пересмотрев старые фотографии бабушек-прабабушек и взглянув мельком на свою мать, поняла, что благодаря генам и собственным умелым ручкам в тридцать будет выглядеть не старше двадцати с небольшим, да и в четыре десятка годков вполне себе ничего останется. Но дальше - ни-ни!

Когда она решила, что умрёт в сорок лет, сразу стало намного проще. Раньше казалось, что жизнь почти бесконечно длинная, и никуда не нужно торопиться с познанием всех её прелестей - успеется. Но в то же время было постоянное ощущение, что жизнь коротка, что она может оборваться в любой момент, а потому нужно всенепременно успеть испробовать всё-всё-всё, узнать то, чего она не знает и позволить себе столько слабостей и искушений, сколько может выдержать тело. Теперь оба глупых предрассудка остались далеко в прошлом. Она совершенно точно знала, сколько ей осталось ходить по планете, а потому могла составить чёткий план развлечений и искушений, чтобы одновременно и не распаляться на несколько десятков занятий, но и не прибывать в состоянии пассивного ничегонеделания.

Когда она решила, что умрёт в день своего сорокалетия, вслед за этим решением последовали другие, логично связанные с первым, точно такие же чёткие, ясные, а потому просто-таки гениальные, а ведь всё гениальное - просто. Она совершенно точно определилась, что никогда и ни за что ни в кого не влюбится. Не будет романтических встречь под луной, беззвучных рыданий в подушку, подсчётов расходов на свадьбу и составления брачного контракта. Зачем все эти сложности, зачем такой риск? Она достаточно много слышала печальных историй о несчастной любви и о том, как некоторые не слишком сильные духом влюблённые особы наглатывались таблеток или перерезали вены в ванной. А так как она была девушкой весьма впечатлительной и при этом не обладала особо сильным характером, она чётко сознавала, что такой печальный исход вполне возможен, а этого она допустить не могла, иначе как же тогда её решение умереть ровно в сорок?

Когда она решила, что умрёт в сорок лет, многие вопросы тут же сошли на нет. В детстве она играла со своими красивыми куклами в дочки-матери и представляла себе, как однажды к ней приедет прекрасный принц, женится и сделает ей очаровательную дочку, которой всегда будет пять лет, с самого рождения и до самой смерти - чтобы благополучно миновать период пелёнок-распашонок, но и не достичь подросткового максимализма с переходным возрастом вкупе. Поэтому она отметила в своём мысленном списке дел, которые никогда не стоит даже начинать, пунктик "не иметь детей". Ведь дети мало того, что отнимают кучу драгоценного времени, которого до сорокалетия на самом-то деле не так уж много, но ещё и требуют от тебя потом определённой доли ответственности, например, ухода за будущими внуками, а этого она себе позволить никак не могла, потому что в сорок лет должна умереть. Так куда тут внуки?

Когда она решила, что умрёт в день своего сорокалетия, за окном светило ласковое весеннее солнце, из колонок звучала любимая лёгкая музыка, пальцы обнимали стакан с прохладным соком из свежевыжатых апельсина и грейпфрута в соотношении два к одному, под ухом кое-как держалась телефонная трубка, из которой доносился восторженный голос очередного поклонника, а настроение грозило вот-вот дотянуться до одной из самых высоких шкал, какие только существуют. Она записала все свои мысли и ощущения в потрёпанную кожаную тетрадь, чтобы потом никто не обвинил её, будто она приняла столь важное решение в плохом настроении, состоянии затяжной депрессии или после тяжёлого разрыва со своей половиной. Ей было потрясающе хорошо и весело, и эти чувства усилились вдвое, когда она выбрала день своей смерти.

Она была по-своему счастлива в эту минуту и много минут, часов, дней, недель, месяцев и лет после.


Когда ей было двадцать три, она уже знала вкус почти всех алкогольных напитков, имела какое-никакое представление о наркотическом кайфе и разбиралась в дорогих сигаретах. Она получала невыразимое удовольствие, когда первый раз пробовала эти мерзости, как сама их называла, но потом тут же теряла к ним интерес.

Когда ей было двадцать семь, она по уши влюбилась в своего начальника. Он был вдвое старше, женат и имел троих детей. Она по утрам громко хохотала, лёжа на подушке лицом вверх, показывала язык луне, когда прогуливалась по ночам в полном одиночестве или с каким-нибудь из недолгих приятелей, и составляла в два столбика список всех достоинств и недостатков любимого начальника, после чего, тихонько хихикая, нещадно вымарывала пункт "невероятно хорош в постели", потому как абсолютно не имела представления о том, является ли это правдой.

Когда ей было тридцать, она подобрала на улице бездомного котёнка, притащила его к себе домой, вымыла, обзаведшись десятком кровоточащих царапин, накормила и привела в божеский вид. Котёнок оказался невероятно хорош, до безобразия обаятелен и совершенно паскуден, от чего она умудрялась одновременно и приходить в восторг, и наливаться оправданной злобой. Она назвала кота Сынок, чем шокировала свою мать, только в тот момент окончательно потерявшую надежду увидеть внуков.

Когда ей было тридцать два, она встретила меня. Меня звали Стас, мне только-только исполнилось шестнадцать, я окольными путями уехал из родного города в столицу на заработки, не оставив за спиной ровным счётом ничего, что было мне дорого. К тому времени, как её тёмно-зелёный "опель" слегка подпихнул меня под бок, я успел нажиться почти зажившим фингалом, сломанным ребром, московским акцентом и несколькими сотнями зелёных хмурых дядек в кармане.

Когда ей было тридцать три, она таки свыклась с мыслью, что куда проще поселить меня в своей квратире, нежели чуть ли не каждый день ждать, пока я приеду с окраины к ней в центр, чтобы очередной раз ублажить до состояния полного изнеможения. Нет, вы не подумайте ничего "такого", я ведь просто массаж ей делал. Ну и завтрак иногда, если она допоздна задерживалась на работе и вечером бухалась в постель без сил.

Когда ей было тридцать четыре, она заявила, что я массажист от бога и повар от дьявола, но всё равно попросила принести кофе в постель, а когда я выполнил её распоряжение в буквальном смысле, в постель то бишь, она минут десять хохотала как полоумная, спрятав лицо в подушку, забавно повизгивая и утирая потом кулаком слёзы смеха с пока ещё сонных глаз.

Когда ей было тридцать пять, она рассказала мне о своём решении умереть в сорок, удивилась тому, что я отреагировал на это всего лишь пожатием плеч, и долго потом выспрашивала, почему я не был шокирован, почему не стал её отговаривать и неужели я её совсем не ценю, на что я отвечал, что, конечно, ценю и именно поэтому уважаю её выбор.

Когда ей было тридцать шесть, она снова упомянула о своём решении, впервые за прошедший год, и спросила меня, а можно ли, не совершая самоубийства, просто взять и умереть тогда, когда захочешь. Я предложил убить её. Она назвала меня психом, рассмеялась, потрепала по волосам, разделась до пояса и попросила размять затёкшую спину.

Я был по-своему счастлив тогда и несколько лет после, живя вместе со странной женщиной, ставшей мне не то сестрой, не то спутницей жизни, с которой можно было без задней мысли поцеловаться перед сном в губы или проспать всю ночь в обнимку, не беспокоясь о том, что что-то может пойти не так, не в ту степь и не по той дороге.

На её сороковой день рождения я подарил ей её мечту. Пуля оставила меж её бровей ровнёхонькую небольшую дырочку, похожую на третий глаз.
В её завещании было указано только моё имя, хотя я никогда не просил её об этом, да и она сама не заводила разговор на подобные темы. Нотариус вручил мне запечатанное письмо, написанное ею четыре года назад; на светло-бежевым листе её небрежным, но при этом изящным почерком были написаны только пять слов: "спасибо, что убьёшь меня, дарлинг". Я подумал, что когда она называла меня психом, она вовсе не шутила.


Знаете, доктор, она, пожалуй, была права. Иначе я бы не сидел сейчас перед вами, который раз объясняя свою версию произошедшего. До сих пор не понимаю, почему меня не осудили, а признали невменяемым. Странно. Впрочем, нет, так оно и есть, я псих.
Только сумасшедшим дано исполнять чужие мечты.

@музыка: Nirvana - Smells like teen spirit

@темы: RPG

19:30 

Мой способ шутить – говорить правду. Нет на свете ничего смешнее. ©Б.Шоу
Когда мне было лет пять-шесть, я познакомился с одним вороном. Впрочем, куда вернее было бы сказать, что это ворон с достойной уважения настойчивостью заставлял меня с ним знакомиться, чему я тогда с завидным упрямством сопротивлялся. В тот день я в первый и последний раз в жизни был в зоопарке, расположенном в отдалённом от центра города районе. Сейчас уже не помню, каким образом бабушка и дедушка туда меня затащили, ибо я уже тогда терпеть не мог видеть животных в неволе и, например, из цирка (и без того не слишком-то любимого) просил себя увести сразу после антракта, когда начиналось второе отделение, где всегда имели место либо тигры, либо дресированные лошади, либо ещё какой-нибудь образец ограничения свободы изначально свободолюбивых существ.

В общем, как я там оказался - ума не приложу, однако оказался. О том, какую жуть представлял собой тогда зоопарк, даже упоминать не стану; поверьте на слово, это было кошмарное зрелище. От постоянной брезгливой неприязни в адрес руководства зоопарка и внутреннего сочувствия к обитающим там животным (из которых, между прочим, далеко не все были рождены уже в неволе), меня отвлёк большой чёрный птиц, который постоянно находился где-то рядом, совершенно не желая уходить. Сперва он просто вышагивал позади или, если я сидел на скамейке, топтался где-то поблизости. Потом, то ли обнавглев, то ли выбрав мелкого меня объектом своих притязаний, начал подбираться всё ближе, хватать клювом за штанину или, поднявшись на полметра в воздух, - за капюшон куртки.

Сперва я решил, что всё дело именно в ней - красной ветровке, которая, как я подумал, скорее всего привлекала внимание нахальной птицы. Тогда я не был в курсе, различают ли вороны цвета, да и сейчас, если быть откровенным, не имею об этом понятия. Говоря проще, куртку я снял и повесил на руку бабушки, благо в тот майский день было уже тепло, и мелкого меня не донимали требованиями не раздеваться. Однако сия тактическая находка не принесла ровным счётом никакой пользы: ворон как ходил следом за мной, тягая за джинсы, так и продолжал следовать, разве что теперь цеплял клювом не капюшон куртки, а нижнюю часть свитера сзади. Дедушка с бабушкой усиленно пытались птицу прогнать, но ворон, отлетев от них на метр-другой, потом снова возвращался. А уж если я отходил в сторонку от взрослых или они переносили своё внимание с единственного внука на что-нибудь другое, спасу от птицы не было вообще.

К чему мне всё это вдруг вспомнилось? Да просто встретил сегодня этого ворона. Спустя столько лет пересёкся взглядом с ним, неподвижно сидящим на спинке скамейки и оглядывающим улицу, словно князь - свои владения. Я его сразу узнал, уж не понимаю, каким образом. И ведь раньше, скольких бы чёрных птиц этой породы не видывал, никогда не вспоминал о той встрече из детства, а вот сегодня вспомнил.

Ворон почти не изменился. Они ведь долго живут, особенно по человеческим меркам. Птиц был всё такой же крупный, иссиня-чёрный, с блестящими перьями и чуть кривоватым клювом (должно быть, последствие какой-то драки). А таких глаз, как у этого ворона, я никогда не видел ни у одной птицы. Да и людей, пожалуй, с таким выражением глаз вряд ли часто встретишь. Пронзительные, безгранично глубокие и будто наполненные неким великим знанием, пониманием всего и вся, потаённой истиной, доступной лишь ему одному.

Ворон позволил мне присесть радом с ним на скамейку, хотя подвинуться не соизволил, даже не пошевелился. Лишь повернул голову в мою сторону и, не отводя взгляда, ждал, пока я это сделаю. Наверное, мы долго могли бы вот так играть в гляделки, улыбаясь друг другу и вспоминая нашу первую встречу, если бы откуда-то не появился вдруг упитанный ротвейлер, ведущий за собой на поводке ущербного вида немолодого мужчину, и не прогнал лаем ворона с его насиженного места. Ворон взмыл в небо, каким-то невообразимым зигзагом обогнув нависавшую над скамейкой ветку, и улетел, махнув мне крылом, как будто говоря, что мы ещё непременно увидимся. Когда-нибудь.

...В одно из тех мгновений, пока мы смотрели друг другу в глаза, во мне зародилось сомнение в устройстве мира. А вдруг - подумалось - легенды о том, что после смерти некоторых людей их души не перерождаются вновь, а вселяются в тела наиболее мудрых животных, таких как кошки и вороны? Вдруг этот ворон был вовсе не случайно встреченной в зоопарке птицей, с которой жизнь столкнула маленького меня? Вдруг он много лет назад узнал во мне того, кого я в себе тогда ещё не познал, а сегодня, встретившись мне вновь, словно для себя сделал вывод, что тогда был прав, что я в итоге оказался именно тем, кого он увидел в пятилетнем мальчугане, с хмурым видом вышагивающим мимо вольеров с животными?

Пожалуй, спрошу у него, когда мы повстречаемся снова.


Current music: Beethoven - Piano Sonata Op.27 №02 in C sharp minor (Moonlight)

@темы: Воспоминания

12:33 

Заповеди от Билли Гейтса

Почетный Донор
... меня должно хватить на всех!...

Билла Гейтса можно боготворить или ненавидеть, но сложно отрицать, что он неординарный и ясно мыслящий человек. Поэтому для всех, у кого есть дети любого возраста, или кто сам еще в чем-то ребенок, полезно будет узнать соображения мистера Гейтса о том, как политически-корректная, озабоченная как бы упаси бог не задеть чьи-то тонкие чувства, уравнительная система образования США создала целое поколение детей, не имеющих ни малейшего представления о жизненных реалиях. Он изложил свои мысли в одной из школ, куда его пригласили выступить с речью.
Итак, «11 вещей, которым тебя забыли научить в школе» по Биллу Гейтсу:
читать дальше

10:10 

Доступ к записи ограничен

Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

00:24 

Lazar N. Cane
Мой способ шутить – говорить правду. Нет на свете ничего смешнее. ©Б.Шоу
Иногда взгляды бывают подобны вырезанным из официальной версии кинофильма сценам. Вот нет их - и вроде бы ничего не меняется, сюжет течёт всё в том же направлении, герои убивают одних, любят других, спят с третьими и изредка спасают четвёртых, а где-то близится уже развязка, финальные титры, привычное "cast" - а вырезанные сцены ни на что это не влияют. Но потом покупаешь лицензионный диск с этими самыми сценами, смотришь фильм словно заново и вдруг ловишь себя на мысли, что где-то на втором уровне восприятия начинаешь принимать персонажей, события вокруг них и весь мир в целом немного иначе. Немного. Но - иначе.

...И я останавливаю на несколько мгновений своё движение вперёд по спирали жизни, оборачиваюсь, беру тебя за плечи и вглядываюсь, вглядываюсь, вглядываюсь в твои глаза, чтобы не пропустить ни одной вырезанной сцены, чтобы не понять всё это безумие каким-нибудь иным образом, чтобы не утратить некую призрачную связь с сюжетом.
Мне нравится этот фильм.

@темы: Чудо

00:18 

shellir
это нихрена не Шамбала, детка...
Рассматривали сегодня с матушкой каталог со всякой пофигенью, нашли там колье под названием "Декаданс". Похихикали, и решили, что неплохо бы воплотить в жизнь следующие украшения.

Перстень "Богемный" ("с дыркой "для цианистого кали, который ей непременно пришлют в следующий вторник")
Набор украшений (колье и серьги) "Маргинальный"
Налобная серьга "Демоническая женщина"
Парные кольца "Мезальянс" (одно вычурное с большущим камнем, можно фальшивым, другое тоненькое, изящное и в россыпи мелких бриллиантиков)
Обручальные кольца "Марганатический брак"
Украшение для подвязки "Падение нравов"


01:07 

Lazar N. Cane
Мой способ шутить – говорить правду. Нет на свете ничего смешнее. ©Б.Шоу
Никогда не был большим ценителем белорусской поэзии, но это стихотворение люблю безумно.





Я хацеў бы спаткацца з Вамі на вуліцы

У ціхую сінюю ноч

І сказаць:

«Бачыце гэтыя буйныя зоркі,

Ясныя зоркі Геркулеса?

Да іх ляціць наша сонца,

І нясецца за сонцам зямля.

Хто мы такія?

Толькі падарожныя - папутнікі сярод нябёс.

Нашто ж на зямлі

Сваркі і звадкі, боль і горыч,

Калі ўсе мы разам ляцім

Да зор?»

(с)Максiм Багдановiч





Вольный перевод на русский

@темы: Цитаты

03:58 

Lazar N. Cane
Мой способ шутить – говорить правду. Нет на свете ничего смешнее. ©Б.Шоу
Свет льётся из ниоткуда, а, быть может, сзади, из-за левого плеча и чуть сверху, создавая на тёмной сцене одно-единственное пятно белого света, не слепящего глаза, но позволяющего в малейших деталях разглядеть тонкую фигуру, сидящую на высоком табурете. Простое белое платье без малейших женских ухищрений наподобие глубокого выреза от самого бедра или низкого декольте. Простое белое платье, подол которого подоткнут так, что до колена и даже чуть выше обнажены стройные ноги – босые, непременно без обуви, тьма и свет, никак иначе!

Она божественна. Неземная статуя из белого мрамора: такая же неподвижно прекрасная и изумительно неживая. Обнажённые руки застыли в одной ей понятном положении, спина выпрямлена подобно струне, длинные волосы, совсем немного спутанные у кончиков, скрывают опущенное лицо от ненужных взглядов. И ноги – стройные ноги, в порыве экстаза сжимающие полированные бока контрабаса.

Миг – и статуя оживает, проводит смычком по струнам, старательно отводя голову чуть в сторону, чтобы свободолюбивые пряди не запутались в натянутых от переизбытка чувств струнах.

Не нужно видеть её лица и слышать голоса. Нет необходимости ощущать запах кожи или вкус губ. И без того есть всё, о чём только можно мечтать: длинные чуть спутанные волосы, изящная линия ключиц, напряжённый мрамор плечей, простое белое платье и – ноги, босые ноги, обнимающие контрабас, которые сами есть и бог, и дьявол, и человек, и чудо, и волшебство, и вся вселенная для меня.


Белая, белая, белая, неимоверно белая комната, за окном которой, пожалуй, даже в самый расцвет зелёной весны царит белый хаос. Пол белый, стены белые, потлок белый, льющийся днём из окон свет, пожалуй, такой же белый, о чём сейчас можно только догадываться, ибо белые гардины успешно оградили комнату от крадущейся в тишине чёрной ночи, а заливающий комнату свет тоже белый, как и широкий торшер большой старомодной люстры на два десятка свечей. Белый воздух, белое настроение, одинокий белый стул посреди комнаты рядом с…

Чёрный, невероятно чёрный, как чёрная дыра на снежном сугробе, если бы затейливый бог задумал однажды уронить её с неба на белое земное покрывало, чёрный, чёрный, чёрный рояль посреди белого безмолвия – князь всего сущего, правитель и повелитель, бог и дьявол, творец…

Почему не обращаю внимания на сидящего у рояля? Почему не отслеживаю линий его лица, выражение глаз и угол падения света на кончик носа? Почему не различаю, кгде ворот пиджака уже превращается в рубашку, а та – в брюки, а те – в туфли? Почему не вижу цвета волос?

Только руки. Изящные и тонкие, как у молодой женщины, с длинными музыкальными пальцами, ухоженными и подвижными. Эти пальцы сводят с ума, вытягивают душу, связывают её в узел, выворачивают наизнанку и снова вшивают внутрь тела, уже изменённую до неузнаваемости. Эти пальцы медленно текут по чёрно-белым клавишам, скользят над ними порывом ветра, бьют с силой громовых раскатов и мелькают сверканием молнии.

Не нужно видеть его лица и слышать голоса. Нет необходимости ощущать запах кожи или вкус губ. И без того есть всё, о чём только можно мечтать: просто чёрная фигура у чёрного рояля посреди белой бесконечности, тонкие запястья и – пальцы, нвозможные, прекрасные, непередаваемо чарующие пальцы, которые сами есть и бог, и дьявол, и человек, и чудо, и волшебство, и вся вселенная для меня.


Да.
У меня есть идеалы женской и мужской красоты. И если когда-нибудь я встречу такую женщину или такого мужчину, я сойду с ума от восторга. Сотворю чудо, убью невинного, сожгу Рим, обреюсь наголо, взорву Америку, продам за грош все звёзды, оглушённый желанием и страстью - лицезреть, ощущать, владеть и обладать в той степени, которая ещё не ограничивает свободу, но уже даёт о себе знать.

Но не поднимется рука написать, что "отрекусь от крови, забуду о гордости", тьма свидетель, что почти хотел бы суметь, но знаю, что даже в сумасшествии не позволю себе.
И всё же - сотворю, убью, сожгу, уничтожу. Ибо - идеалы. Ибо - совершенство. Ибо - непередаваемый экстаз от одной лишь мысли.
Страшно. Непередаваемо страшно и убийственно прекрасно, несмотря даже на всю патетику слов.



Всего лишь очередной ночной бред как альтернатива никогда - даже в самом "проблемном" возрасте - не виденных эротических снов и фантазий.

@темы: Фетишизм, Visum et onis

20:29 

Lazar N. Cane
Мой способ шутить – говорить правду. Нет на свете ничего смешнее. ©Б.Шоу
- Боже, что это?
- Это руки.
Ими можно тянуться в небо,
представляя, что они – крылья.
- Боже, что это?
- Это ноги.
На них можно бежать от страхов
или уходить по-английски.
- Боже, что это?
- Это плечи.
На них можно взваливать камни,
чтоб вздохнуть облегчённо, сбросив.
- Боже, что это?
- Это губы.
Ими можно дарить улыбки,
отмечая все радости жизни.
- Боже, что это?
- Это?.. Сердце…
Бесполезный, в сущности, орган.
От нечего делать выдумал.

@темы: Poetry

23:36 

lock Доступ к записи ограничен

r2r
"We are on a ship, but we have no idea where we are in relation to Earth". || Stargate Fandom Team ||
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

16:45 

lock Доступ к записи ограничен

r2r
"We are on a ship, but we have no idea where we are in relation to Earth". || Stargate Fandom Team ||
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

13:06 

lock Доступ к записи ограничен

exlibris
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

21:29 

lock Доступ к записи ограничен

exlibris
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

Lo's note

главная